Нукус — столица автономной Республики Каракалпакстан, входящей в состав Республики Узбекистан, ее административный, экономический и научно-культурный центр. Нукус нередко называют «северной столицей» республики. Город площадью более 200 кв.км расположен на севере Узбекистана, в южной части современной дельты Амударьи, вблизи печально известного высыхающего Аральского моря, среди песчаных пространств. Этот зеленый оазис окружают три пустыни — Каракумы (Черные пески), Кызылкум (Красные пески) и каменистая пустыня — плато Устюрт. Не так давно к этим трем присоединилась еще и четвертая пустыня — «Аралкум» или «Аккум» («Белые пески»); ее составляет соленый песок высохшего дна Аральского моря.

Нукус часто посещают туристы из разных стран, поскольку город является отправной точкой путешествия к малоизведанному миру Устюрта и берегу исчезающего Аральского моря. В связи с этим в Нукусе хорошо развита туристическая инфраструктура: гостиницы и рестораны предлагают весьма достойный сервис.

Места для посещения:

Муйнак — Кладбище кораблей. 

Говорят, космонавты были первыми из землян, которые увидели, что Аральское  море разделилось на два водоема. Но прошли годы, прежде чем это незаурядное для планеты событие было отмечено на географических картах.

Аральское море – относительно молодое, согласно одной из гипотез образовалось оно около 10 тысяч лет назад. За время своего существования мелело дважды, но снова заполнялось до отметки 55 метров над уровнем Мирового океана. Ежегодно в Арал поступало около 56 кубических километров воды. Судьба моря была решена еще в прошлом столетии, когда в интересах хлопководства воды Амударьи и Сырдарьи, впадавших в Арал, были отведены в оросительные каналы. С конца 60-х годов минувшего века сток великих среднеазиатских рек начал сокращаться – хлопковые поля, площади которых быстро росли, требовали интенсивного полива. Арал как целостная акватория прекратил свое существование, когда его уровень стал менее 40 метров. Море распалось на два водоема: южный, больший по размеру, вместе с Амударьей примкнувший к Узбекистану, и северный, питаемый Сырдарьей и отошедший к Казахстану.

К началу III тысячелетия море потеряло три четверти водного объема, а площадь поверхности сократилась более чем наполовину, береговая линия отступила на 100–150 километров. Остров Возрождения, находившийся примерно посередине моря, превратился в полуостров. В дельте Амударьи пересохли многие рукава, обмелели и высохли малые озера. Поредели тугайные заросли, в которых обитали ондатра и фазан. Изменился климат не только в Приаралье, но и в центральных и южных регионах Узбекистана и даже в соседних странах. Ухудшение экологии привело к исчезновению в регионе Аральского моря куланов, архаров, полосатых гиен, гепардов. На грани вымирания находится популяция сайгаков. В Приаралье утрачено более половины генофонда растительного и животного мира.

С уменьшением объема воды в море концентрация соли выросла в два с половиной раза. Минерализация увеличивалась также за счет удобрений, вымывавшихся Амударьей и Сырдарьей с полей. Постепенно она достигла такого уровня, что почти вся аральская фауна погибла или мутировала. Рыбные богатства моря прежде казались неисчерпаемыми. Предметом промысла служили 38 видов рыб, в том числе сазан, лещ, жерех. Ныне промышленное рыболовство осталось в прошлом, исчезли пресноводные рыбы и такие эндемики, как аральский шип, родственник осетра, и сырдарьинский лопатонос.

Ярким примером экологического бедствия служит Муйнак, долгое время бывший крупнейшим портом Каракалпакии и центром рыболовецкой промышленности на Арале. Получивший в 1963 году статус города, он уже через пятнадцать–двадцать лет насчитывал более 100 тысяч жителей. Сейчас его население уменьшилось почти в три раза, оскудение живой природы повлекло за собой и отток людей. Вместе с морем умирал и город. Еще в 80-е годы Муйнакский рыбокомбинат в связи с сокращением улова местной рыбы вынужден был перейти на выработку консервов из привозного сырья, в частности, из мороженой балтийской сардинеллы. Когда море стало катастрофически мелеть, а берег оголяться, люди попытались сохранить связь с морем. Устроили затон, рыли каналы, по которым суда могли  бы подходить к причалам и складам. Но скоро стало ясно, что затея это пустая – Арал уходил слишком быстро. Раньше здесь, на подходе к Муйнаку, ширина Амударьи была не менее трех с половиной километров, сейчас она даже при паводке не превышает трехсот метров. В отдельные годы амударьинская вода  попросту не доходила до умирающего моря, и питьевую воду в Муйнак приходилось доставлять вертолетами.

В центре Муйнака когда-то был установлен памятный обелиск. Отсюда всего каких-нибудь тридцать лет назад открывался замечательный вид – вода, уходящая за горизонт. Теперь, куда ни кинь взгляд, всюду песок и заросли саксаула. В районе бывшего порта сохранились огромные бетонные коробки рыбных складов. Рыбный запах стоит здесь до сих пор. Кажется, что последний улов отправили на переработку только вчера. Там, где была гавань, ржавеют среди песков брошенные рыболовецкие суда – мелкие каюки и внушительные баркасы. Полузасыпанные песком и лессовой пылью, ободранные до остовов, они напоминают скелеты гигантских морских животных, выброшенных приливом на пустынный берег. Некоторые корабли уже успели разрезать на металлолом, другие ждут своей участи, но несколько судов сохранилось настолько, что, как говорят, если море вдруг вернется, они будут снова пригодны для рыбного промысла.

Муйнак превратился в громадное кладбище кораблей и производит впечатление трагического памятника экологической катастрофы Арала, сотворенной руками человека.

Музей имени И.Савицкого.

Создатель и первый директор музея Игорь Витальевич Савицкий учился в Московском художественном институте имени В.Сурикова, когда в годы Второй мировой войны был эвакуирован в Среднюю Азию. Знакомство с удивительной историей и древней культурой каракалпаков стало толчком к увлечению этнографией и археологией, а Каракалпакстан стал для него второй родиной.

Одновременно И.Савицкий посвятил себя собирательству произведений искусства и спасению полотен художников русского авангарда, репрессированных и сосланных в эпоху сталинизма в приаральские степи. Благодаря его энтузиазму и бескорыстию были найдены и спасены от гибели многие картины и рисунки на чердаках и в подвалах, куда спрятали их владельцы, опасаясь преследований за связь с «формалистами от искусства».

Музей был открыт в 1966 году и поначалу его коллекция ютилась в семи небольших комнатках, лишь спустя двадцать лет было выстроено специальное здание. Музейная экспозиция состоит из трех отделов – древнего и средневекового искусства, посвященного культуре древнего Хорезма, на землях которого расположен Каракалпакстан, народного декоративно-прикладного искусства и изобразительного искусства. В экспозициях – археологические находки, рассказывающие об истории древнего Хорезма – родине «Авесты», о торговых связях хорезмийцев с античным миром, уникальные терракотовые статуэтки зороастрийской богини плодородия Анахиты, оссуарии – сосуды для хранения останков умерших.

Историко-археологический комплекс Миздакхан

это целый комплекс историко-археологических памятников, расположенных на трех холмах и равнине между ними. Плоская вершина западного холма увенчана руинами крепости Гяур-кала, сооруженной в IV веке до нашей эры и охранявшей мир и покой большого города, некогда существовавшего на восточном холме. Ученые отожествляют  Миздакхан с упомянутым в священной книге зороастрийцев «Авесте» городом Мазда, выстроенным в честь главного божества огнепоклонников Ахуры-Мазды. А сейчас восточный холм занят древнейшим на территории Центральной Азии некрополем. Он раскинулся на площади примерно 100 гектаров, и возраст его, по мнению историков, составляет более двух тысяч лет. На склонах холма сохранилось множество оссуариев – глиняных вместилищ костей умерших зороастрийцев. Здесь же было открыто богатое погребение в керамическом саркофаге, в некоторых оссуариях находились ритуальные изделия из золота, религиозные символы и надписи на дневнехорезмийском языке. Большую часть оссуарного могильника перекрывает мусульманский некрополь, причем его первые погребения  появились сразу после покорения Хорезма арабами.

Городище Гяур-кала

Плоская вершина западного холма историко-археологического комплекса Миздакхан, расположенного близ города Ходжейли в Каракалпакстане, увенчана величественными руинами древнего городища Гяур-кала. До сих пор впечатляют колоссальные десятиметровые крепостные стены, опоясывающие крутые склоны возвышенности. Внутри стен видны причудливые лабиринты остатков двух разновременных цитаделей. Над одной из них, более ранней, возвышаются оборонительные башни. Некоторые археологи считают, что эти башни могли быть не только фортификационными сооружениями, но и служить храмовыми постройками. В другой цитадели раскопки выявили большой внутренний двор, окруженный парадными, жилыми и хозяйственными зданиями, украшенными росписями и резьбой по глине. В сторону некрополя Миздакхан обращена обвалившаяся часть исполинской арки, украшавшей некогда городские ворота. Все пространство городища избороздили бугры, скрывающие древние строения.

Очертания Гяур-калы едва различимы неопытным глазом, но узбекские ученые определили: уже в IV веке до нашей эры здесь, на холмах Миздакхана, располагался город Мазда, крупный торгово-ремесленный центр Хорезмского государства, через который проходило одно из северных ответвлений Великого шелкового пути. Об этом свидетельствуют находки остатков тканей с золотыми нитями, раковин каури из Индийского океана и бус из кораллов.

Городище Аяз-кала

В двадцати километрах к северо-востоку от Топрак-кала, древней столицы античного Хорезма, между движущимися песками пустыни Кызылкум и отрогами священных гор Султануиздаг расположено городище Аяз-кала. Выбор места безымянными строителями для возведения этого фортификационного сооружения вызывает невольное восхищение. Размещенная на вершине плоского, сложенного мраморизованными известняками холма, крепость была почти неприступной. С юга, запада и севера крепость защищают обрывистые склоны холма, а с востока к ней примыкает возвышенное плато, которое преодолеть пешему человеку трудно даже налегке, не говоря о несущем вооружение воине.

Двойные стены Аяз-калы, ориентированные по сторонам света и сложенные из сырцового кирпича, охватывают площадь около 3 гектаров. Толщина внешней, сохранившейся до сего дня десятиметровой стены, составляет около 2,5 метра, внутренняя несколько меньше. Стены были укреплены полукруглыми башнями, отстоящими друг от друга на 11–13 метров. Внутри каждой башни оборудовано довольно просторное помещение, очевидно для отдыха стражи или передышки воинов во время битвы.

Короткое видео о городе Фергана